ayudar.ru

Делагил отзывы больных ревматоидным артритом

Личный опыт: мне 31, я живу с ревматоидным артритом

Артрит — это не только про бабушек. Мы записали монолог читательницы «Ножа», которая борется с болезнью с 25 лет и советует серьезно относиться к симптомам, которые могут возникнуть и в молодом возрасте.

Меня зовут Женя, мне 31 год, из них 6 лет у меня диагноз: ревматоидный артрит. Сейчас многие знают, что такое рак или СПИД, а вот о РА говорят не очень часто.

Все началось в 2012 году.

Первая скованность в руках по утрам приводила к панике: я не могла сжать зубную щетку. Врачи в травмпункте сказали, что это из-за работы за компьютером. Первые симптомы и правда схожи с другими, менее сложными заболеваниями.

Хуже стало год спустя, когда ни с того ни с сего я стала ощущать жуткие боли не только в руках, но и в ногах, по утрам ступить на ногу было невозможно, буквально. Первые 20–40 минут после пробуждения казались каким-то кошмаром, к тому времени боли в руках разошлись до такой степени, что надеть одежду самостоятельно я не могла, пока не подействует обезболивающее. Боль похожа на ту, когда очень сильно ушибся, — и эта первая звенящая боль не проходит.

У Эдит Пиаф был ревматоидный артрит, и, чтобы избавиться от болевых ощущений, она принимала морфий. Периодически я думала, что это вполне оправданно.

Походы по врачам и анализы привели меня к ревматологу. Врач пенсионного возраста тогда сказала, что не видит у меня РА и мне стоило бы одеваться теплее. Тогда я еще не понимала масштаб бедствия, которое наступит после того, как я со спокойной душой выйду из кабинета.

Забегая вперед, скажу, что спустя два года, когда мне пришлось вернуться к этому врачу из-за бюрократических вопросов в медицине, она признала, что неправильно поставила диагноз. Походы в платные поликлиники, прием лекарств, которые никак не влияют на болезнь, аллергические реакции от таблеток и острые реакции внутренних органов — далеко не весь список пережитого. «Бывает и так», — сказала она.

Очередной московский ревматоидный центр (я тогда жила в столице и могла выбрать центр). На приеме у врача я рыдала — у меня кончились силы терпеть боль.

За это время я изучила симптоматику, результаты своих анализов и уже знала, что у меня ревматоидный артрит, а три врача-ревматолога всё не могли поставить диагноз и назначить правильное лечение.

Так что, когда я пришла к [своему нынешнему врачу] Т. А., она сказала, что назначает гормоны и будет вводить лекарство в мое лечение постепенно, — а я всё ревела.

Гормоны — это результат затянутого начала лечения, точнее, его отсутствия, длительный воспалительный процесс просто так не затихнет, а основное лекарство — только в уколах — раз в неделю, строго по расписанию. Обезболивающее и мази, примочки из странных растворов — дополнительные помощники.

Боли начали утихать, пришли побочные эффекты от сложных лекарств: тошнота, головокружение и другие…

Я принимаю лекарство, которое принимают люди с диагнозом «рак». Только объемы у нас разные.

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, при котором воспаляется синовиальная мембрана, из-за чего суставы теряют подвижность и опухают. Постепенно воспаление разрушает концы кости и покрывающий суставные поверхности хрящ. Нарушаются структура и функции связок, придающих суставу прочность, и он начинает деформироваться.

Чаще всего болезнь поражает несколько суставов и обычно начинается на одном из мелких — кисти или стопы. Как правило, заболевание развивается симметрично. В воспалительный процесс могут быть вовлечены глаза, легкие, сердце и кровеносные сосуды. Болезнь обычно развивается медленно, но клинически проявляется резко.

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание; синовиальную мембрану, а в ряде случаев и другие части тела повреждают свои же антитела.

Ревматоидный артрит не свойствен молодому возрасту, да и вообще мало изучен.

До сих пор не ясно, почему иммунная система начинает так себя вести — уничтожать свой же организм. Самая распространенная версия — стресс.

Единственное, что известно наверняка, — сегодня ревматоидный артрит не излечивается, он на всю жизнь.

Я боялась этого заболевания. Видела, что оно делает с суставами и как люди впадают в отчаяние. Оно и понятно, изменения настолько уродливы, а ты настолько беспомощен…

Однажды я почувствовала, что мне нужна поддержка, и зашла на форум для людей с РА. С тех пор я больше не посещала таких форумов. Вероятно, у русского человека фокус внимания смещен больше на страдания и на то, как ему плохо. Я же искала, скорее, поддержку, рецепты того, как люди справляются, уверенность, что нам всё посильно.

Один раз пошла к психотерапевту, рассказала ему, как переживаю и нервничаю, ведь знаю, что это заболевание со мной на всю жизнь, а жизнь на глазах рушится. Он выписал мне лекарство. Я его приняла и ощутила упадок сил, мне ничего не хотелось делать. Чтобы не навредить себе больше и не впасть в апатию, я не стала больше его пить и к этому врачу больше не ходила. Моральную поддержку я стала искать в себе сама.

Почти никто из моих друзей не знает, что у меня серьезное заболевание. Один близкий человек узнал, я рассказала, но потом немного жалела. Он стал очень волноваться за меня. Когда я увидела, что он смотрит на меня как на жертву, я решила, что не хочу, чтобы все беспокоились. Не хотела показаться слабой.

Ты молода, у тебя много планов, и вдруг ты уже не можешь жить полноценно, врачи говорят, что тебе нельзя заниматься активными видами деятельности и работа твоя тебе не подходит — слишком большая физическая нагрузка. Поэтому о своей особенности я молчала.

За несколько месяцев до того, как у меня развился ревматоидный артрит, я сменила сферу деятельности и стала работать бариста. Мне хотелось развиваться в кофейной индустрии, у меня был план на несколько лет. И вот ты приходишь на работу и понимаешь, что не можешь сжать руку, чтобы приготовить кофе, тебе просто не хватает сил делать то, что ты любишь.

Читать еще:  Какое лекарство от артрита лучше

Сейчас я просыпаюсь в 6 утра, принимаю таблетку метипреда и продолжаю спать. Так начинается каждое мое утро с 2014 года. Раз в неделю ставлю укол основного лекарства. Таких страшных болей, как раньше, нет, лекарства помогают. Но я всё же боюсь просто удариться пальцем или локтем — суставы реагируют. Несмотря на то что мне стало легче, мне нельзя бегать, под запретом ударные нагрузки, нельзя заниматься активным спортом в принципе. Так что пробежать марафон или проехать на велосипеде длительный маршрут я не смогу.

Но я прошла этап принятия.

Болезнь ограничивает мою жизнь, но я не стала заложником своего тела. Я по-прежнему хожу в спортзал, занимаюсь силовыми упражнениями, параллельно занимаюсь йогой.

Я не разлюбила прогулки, я научилась быть спокойнее. Ведь сначала казалось, что все вокруг бодрые и сильные и только ты такой слабак. Но потом ты учишься быть более плавным и летящим, узнаешь, как можешь сбалансировать самого себя.

Ощущая эту гармонию и каждый день находя силы на борьбу, я поняла, что не готова оставлять любимое дело — кофейную индустрию. Сейчас я открыла в Петербурге свою кофейню — «Щегол». И не собираюсь останавливаться на достигнутом. В этом году планирую запустить еще несколько проектов.

Я подошла к черте, когда могу бороться со своими страхами, связанными с заболеванием. Я понимаю, что если такая проблема была у меня, то она может быть и у других людей с РА. И мне важно показать, что мы не одиноки, что мы можем найти поддержку.

У нас в Петербурге есть группа активистов из «Спасибо», они устанавливают по всему городу контейнеры, куда можно сдавать вещи. Я обратилась к ним за помощью, чтобы мы сделали проект для людей с ревматоидным артритом, и они согласились. Сейчас мы разрабатываем концепцию. Точно знаю, что хочу открыть место, куда все смогут приходить и обсуждать свои проблемы, связанные с заболеванием, и получать помощь.

Но пока центра нет, я могу лишь дать несколько советов:

— Если у вас ревматоидный артрит либо есть подозрение на него, сразу идите к врачу, ищите хорошего специалиста — вам с ним долго по пути.

В какие-то моменты я прекращала терапию без одобрения врача: мне казалось, что я выздоровела, — не делайте так, РА — коварное заболевание, потом может быть хуже.

— Надо помнить: как бы больно ни было, наступит день, когда боли не будет, главное — не опускать руки и подобрать лечение!

— Еще нужно делать зарядку. По утрам ты чувствуешь себя настолько скованно, будто твое тело сжалось в комок. Но проходит время — обязательно нужно сделать зарядку, очень медленную, прощупать все косточки и мышцы. Это помогает.

Ну и одевайтесь теплее, конечно! Говорят, это защищает от многих заболеваний.

1796 — гомеопатия и прививки

Классическая гомеопатия, прививки и гомеопрофилактика

  • Темы без ответов
  • Активные темы
  • Поиск
  • Сайт «1796»Список форумовГомеопатияАрхив форума консультаций для пациентов
  • Поиск

Ревматоидный артрит. Испробовано всё, кроме гомеопатии

Ревматоидный артрит. Испробовано всё, кроме гомеопатии

#1 Сообщение Грушенька » 01 июл 2006, 20:17

Здравствуйте и будьте всегда здоровы,
не могли бы Вы посоветовать для моего стандартного случая (ниже) гомеопатическое средство?

Боли возникли в ноябре-декабре 1997 года (мне было 27 лет). Всё началось с симметричного покраснения, болей, напуханий пальцев ног. Потом стали болеть маленькие пальцы. Через 2-3 месяца опухание и боли стали подниматься вверх, были затронуты оба колена, локти, кисти. Обострения, длившиеся по месяцу, могли сменяться относительно безболезненным периодом и наоборот.

В начале было всё симметричным: ступни (внутренняя и внешняя сторона и мелкие суставы стоп), колени, плечи, кисти рук. В 1999 году боль в плечах была до того сильна, что я не могла одеться, закрыть дверь на ключ и зажечь газовую плиту. Ночью я не могла изменить положение в постели, так сильны были боли в коленях. По утрам у меня были скованные кисти и ступни. Боли были моим постоянным спутником. Я думала, что стану инвалидом и хотела умереть.

08.05.98
Наблюдение у ревматолога, доцента N.
“У больной клинический реактивный полиартрит (вероятно урогенитального происхождения?) с поражением суставов кистей и стоп. Рекомендовано: анализ крови, мочи, ревмофактор, наблюдение у гинеколога, тест на хламидии, уреаплазму, гарднареллы.
Orthophenum, витамины, Lymphomyosot (гомеопатия), Movalis (Meloxikam), Natrii diclofenacum, Plaquenil (Hydroxychloroquine), сульфасалазин, Delagil (Chloroquine).”
На делагил была реакция (бессоница), отменила.

В 1999 была на обследовании в ревмаклинике.
“У пациентки жалобы на боли в суставах, мелких суставах кистей, стоп, заметное опухание голеностопа, затруднено дыхание, боли в области сердца. Была обследована на шумы в сердце. Минимальный пролапс митрального клапана до 3 мм с развитием минимальной гемодинамики без значительной систолической регургитации, некоторое уплотнение правого коронарного отдела клапана аорты без нарушений функций. Ревмафактор – отрицательный.” Д-з: реактивный, урогенитальный хронический артрит в стадии ухудшения, активная фаза I-II.”

20.04.00 наблюдение моего ревматолога, доцента N.:
“У пациентки урогенитальный (хламидиозный) артрит с поражением суставов плечей, колен, стоп, артрит кистей и локтей. С учетом симметричности поражения, наличия утренней скованности, боковых эрозий в мелких суставах стоп не исключен дебют ревматоидного артрита.”

20.09.2000
Мне cтало несколько лучше. Но к ревматологу хожу регулярно, приятный человек. Он пишет в карте “У пациентки ревматоидный артрит с минимальной активностью, с поражением кистей, правого локтя (не разгибается полностью), левого колена.
Рекомендован Joint Flex (glucosamine and chondroitin liquid).

Читать еще:  Артрит подвздошной кости

С июля 2000 сильные боли в левом колене, колено хрустит, опух левый голеностоп, кисть правой руки. Двигалась из-за болей в колене с величайшим трудом. Принимала сульфасалазин и плаквенил.
И все же положение не было таким катастрофичным, как мне казалось в начале заболевания. Я занималась фитнессом, следила за питанием, сократила курение.

18.03.03
Опять мой ревматолог “Диагноз – прежний. Рекомендовано: Movalis, Arava (Leflunomide)”
По истечении 2-х месяцев у меня развилась аллергия на Араву, я не могла находиться на солнце, были высыпания на животе, руках, ногах, чесалась, после чего отменила.

19.04.03
Прибавились боли в спине (люмбагического характера) и межлопаточной области, дыхание стало поверхностным.
Итак, я принимала Movalis, Diprospan (Betamethasone), Prednisolon, Delagil, Orthophenum, Natrii diclofenacum, Plaquenil, Sulfasalazine, Indometazinum, Arava, Joint Flex.

В настоящий момент, лето 2006, у меня жалобы:
Боли в левом голеностопе (средние), в стопах. При приближении области низкого давления появляются сильные боли в спине и в грудной клетке. Иногда вынуждена передвигаться на костылях, многие суставы хрустят, правая кисть всегда опухшая и стала слабее, потеряла гибкость, локоть деформирован. А вообще жить можно!

Миндалины удалены в 6-м возрасте. До этого болела ангинами. У моей бабушки был полиартит (умерла в возрасте 33 лет), у мамы деформированы с детства пальцы рук.
Однажды после сильного испуга болело сердце 3 дня.

Я вешу 64 кг при росте 1,66 см. Телосложения правильного. Стала самостоятельно заниматься йогой, но думаю, что повредила и так свою не очень здоровую спину. В последние 3 года стала медленной. Положительно мыслю. Живу за городом, на природе.

Есть готовый автопортрет, который может некоторых ужаснуть. Потому пока не рискую выкладывать.

Укрощение ревматоидного артрита

Это мучительный недуг. Больные испытывают почти постоянные боли, скованность в суставах, функции которых нарушаются, что в конце концов приводит к ранней инвалидности. Возникнуть болезнь может в любом возрасте, даже в детском, пик приходится на средний (около 40 лет), довольно часто развивается у пожилых. Было бы заблуждением считать, что заболевание хоть и мучительное, но не смертельное. На самом деле от него умирают, только это так называемая скрытая смертность – ревматоидное поражение сердца приводит к роковой сердечной недостаточности.

Отчего возникает ревматоидный артрит, не установлено. Это аутоиммунное заболевание, то есть вызванное нарушением функции иммунной системы или ее отдельных компонентов. В России больных ревматоидным артритом, по официальным данным, более 300 тыс., а по неофициальным – около 800 тыс. человек. Здесь нет какого-то намеренного искажения статистики – просто больные, которые испытывают боли в суставах, ухудшение общего самочувствия (плохой аппетит, снижение веса, повышение температуры) приходят на прием не к ревматологу, а к врачу общей практики. Между тем успех терапии зависит от того, насколько быстро будет поставлен правильный диагноз и назначено соответствующее лечение. В противном случае почти половина больных в течение 2–6 лет становятся инвалидами.

Лечение ревматоидного артрита проводится во взаимодополняющих направлениях: уменьшить боль, попытаться затормозить прогрессирование болезни, подавить воспаление на всех уровнях. С этой целью используются различные методы медикаментозной терапии, а также хирургическое вмешательство. Применяются в том числе гормоны и средства, пришедшие из онкологии, но назначаемые в ревматологической практике в низких дозах, в частности метотрексат.

Но ревматоидный артрит – болезнь очень упорная. Есть больные, которые все перепробовали и которым ничего не помогло, в том числе ни метотрексат, ни глюкокортикостероиды. И таких больных не так уж мало – в нашей стране каждый пятый. У них тяжелые прогрессирующие формы болезни. Настоящим спасением для них может стать так называемая биологическая терапия. Тоже, кстати, с успехом применяемая в онкологии.

Медики считают, что сейчас наступает эра биологической терапии. Около 20 лет назад была разработана техника получения моноклональных антител к определенному виду молекул. Это вещества, которые обладают предсказуемым действием при их введении. Различные типы таких антител применяли для подавления отторжения трансплантата при пересадках органов, потом их стали использовать в онкологии для лечения опухолей, и, наконец, новые медицинские технологии пришли в ревматологию.

Когда не помогает традиционная терапия, главными инструментами в лечении становятся специфические моноклональные антитела, действие которых направлено против конкретных клеток и цитокинов (информационных молекул). Например, при ревматоидном артрите используют ритуксимаб – моноклональное тело к В-лимфоцитам. Для подавления патологической активности интерлейкина 6 – ключевого цитокина, поддерживающего хроническое воспаление, применяют биологическую терапию тоцилизумабом, представляющим собой гуманизированное моноклональное антитело.

Чем раньше назначается терапия биологическими препаратами, тем больше шансов предотвратить разрушение суставов и сохранить работоспособность больного. Иногда удается полностью остановить патологический процесс, возвращая пациента к нормальной жизни. Конечно, проводить биологическую терапию может только высококвалифицированный специалист-ревматолог. Но такое лечение должно быть доступно всем нуждающимся в нем.

В 2005 году был организован первый центр лечения аутоиммунных заболеваний при Институте ревматологии РАМН, в 2006 году – при Петербургской медицинской академии последипломного образования. К концу 2007 года таких центров было более 70.

Недавно открылся центр биологической терапии на базе Клинической больницы № 5 в Ярославле. Выступая на его открытии, директор Института ревматологии академик РАМН Евгений Насонов признал это событие знаковым, высоко оценив оснащенность центра и профессионализм ярославских медиков. Профессор Андрей Баранов, проректор Ярославской медицинской академии, подчеркнул, что раньше для того, чтобы пациенты могли получить лечение такого уровня, им приходилось пробиваться в клиники Москвы и Санкт-Петербурга, теперь же высокотехнологичная помощь может быть им оказана в родном городе.

Сегодня лечение биологическими препаратами доступно менее чем 1% официально зарегистрированных больных ревматоидным артритом. Создание центров биологической терапии в регионах будет означать для тысяч больных возвращение к нормальной жизни.

Как победить ревматоидный артрит

Самые древние “отметины” этой болезни были найдены на остатках скелетов индейцев в Теннесси, США, умерших примерно в 4500 г. до н. э. Прошло немало времени, пока заболевание получило название «ревматоидный артрит». В 1859 году его впервые в официальной медицине описал английский врач Гаррод.

Читать еще:  Травы при артрите внутрь и наружу

До сих пор ревматоидный артрит относится к трудноизлечимым болезням. Больные испытывают постоянные боли, функции суставов нарушаются, что в конце концов приводит к инвалидности. Но наука не стоит на месте, и сейчас у таких больных появился реальный шанс на выздоровление.

О том, как можно победить болезнь, мы беседуем с профессоров Дмитрием Евгеньевичем Каратеевым, руководителем отдела ранних артритов Научно-исследовательского института ревматологии РАМН.

Ревматоидный артрит считается аутоиммунным системным заболеванием. Что это значит?

– Артрит – это сбой в работе иммунной системы, из-за чего происходит избыточная активация иммунных клеток. В норме они защищают организм от чужеродных агентов, например, от инфекции, но при патологии начинают вырабатывать зашитные тела против самого организма. В общем это слишком интенсивная работа иммунной системы, в отличие, например, от излишне слабой работы (иммунодефицита), например, при СПИДе или некоторых врожденных заболеваниях.

Словосочетание “системное заболевание” означает, что ревматоидный артрит так же как другие воспалительные ревматические болезни (болезнь Бехтерева, системная красная волчанка и др.) не является заболеванием только суставов, а страданием всего организма. При артрите развиваются системные проявления – поражение кожи, внутренних органов, например, почек.

Точные причины ревматоидного артрита до сих пор неизвестны. Какие на сегодняшний день считаются наиболее вероятными?

– Известны различные факторы, связанные с развитием артрита: это курение (риск увеличивается в 2-3 раза), генетическая предрасположенность, инфекция, чаще носоглоточная, воспалительные заболевания зубов и десен, стрессы. Однако ни один из названных факторов не может сам по себе вызвать артрит. Есть обоснованное мнение, что артрит – заболевание мультифакториальное, т.е. возникающее от сочетания множественных факторов.

Почему женщины болеют артритом чаще, чем мужчины?

– Существует взаимосвязь с уровнем женских гормонов эстрогенов в крови, не зря прием гормональных контрацептивов – один из обсуждавшихся факторов риска возникновения болезни.

В прошлом году наша страна поддержала международную инициативу по совершенствованию ведения больных с ревматоидным артритом Treat to Target (T2T) – лечение до достижения цели. А что, раньше этим не занимались?

– Конечно, занимались. В нашей стране исследования по ревматоидному артриту активно ведутся с 60-х годов ХХ в. Другое дело, что в мире, и в нашей стране в течение многих десятилетий артрит недооценивали, считали, что он приносит страдания, но не убивает. Да, сразу не убивает, но, если больной не получал должного лечения, то через 5-7 лет он становится инвалидом, а через 10-15 лет погибает. Учитывая, что заболевают артритом люди молодого возраста, то нетрудно подсчитать, что до 60 лет они могут не дожить.

По тяжести артрит сопоставим с ишемической болезнью сердца, сахарным диабетом 2 типа, даже с некоторыми видами злокачественных заболеваний (в частности, с некоторыми видами лимфом). При этом, если у человека артрит, точно оценить его состояние очень сложно, что тоже мешало медицине прошлых лет. В наши дни стали доступны совершенно новые биологические генно-инженерные препараты для лечения артритом, появилась реальная возможность помочь многим ранее не поддававшимся терапии пациентам. Сейчас мы можем говорить о том, что у 40-50% больных на ранней стадии болезни реально достигнуть клинической ремиссии – состояния, когда признаки болезни отсутствуют. У больных, страдающих РА уже 2-3 года и более, этот процент ниже, но у них реально добиться стойко низкой активности болезни – без сильной боли и обострений, с сохранением подвижности (если, конечно, суставы еще не разрушены).

Вы упомянули о лечении принципиально новыми генно-инженерными биологическими препаратами. Что это за лекарства и как они действуют на больной организм?

– С помощью генной инженерии была разработана эта новая группа препаратов. В мире из них официально зарегистрировано 9 препаратов, из них в нашей стране используется 7, еще несколько лекарств из этой группы находятся на разных стадиях апробации. Они производятся по сложнейшей технологии в Европе, Японии, США. К сожалению, в России эти биологические препараты пока не делают. Это искусственные молекулы (антитела или регуляторные белки), которые синтезируются с помощью сложных биотехнологий с участием специально созданных клонов клеток.

Так как артрит заболевание аутоиммунное, необходимо в первую очередь нормализовать работу иммунной системы, приостановить излишнюю ее активность. Биологические препараты действуют, избирательно блокируя вещества, вызывающие воспаление, или подавляя конкретные неправильно работающие клетки иммунной системы, которые активизируют иммунитет и выделяют вещества, которые вызывают хроническое воспаление.

Какие еще лекарственные препараты способны подавлять не в меру разбушевавшийся иммунитет?

– Лучшим препаратом, “золотым стандартом” до сих пор считается метотрексат, тот самый, который применяют при лечении новообразований. Но при лечениии артрита его используют в несколько раз меньшей дозе, поэтому он сравнительно хорошо переносится больными при длительном применении. Но не у всех пациентов болезнь восприимчива к этому лекарству.

Насколько важную роль в лечении играет диета?

– Она не настолько важна, как лекарственная терапия, и не относится к достоверным факторам риска. В данном случае надо, скорее, с помощью диеты компенсировать те нарушения, которые наносит болезнь: наши пациенты сильно худеют, т.е. отмечается выраженный недостаток мышечной массы, у них выявляют остеопороз. Нужно питание, богатое белком, витаминами, кальцием. И обязательно включить в меню растительное масло – там находятся очень полезные для больных жирные кислоты.

А какая может быть профилактика ревматоидного артрита?

– Первичная профилактика, т.е. та, которая предупреждает развитие заболевания, очень доступна: не курить, избегать инфекционных заболеваний, избегать стрессов, в общем, поддерживать здоровый образ жизни.

Как еще врачи-ревматологи могут помочь больным?

– Врачи-ревматологи нашего НИИ проводят “Школу пациентов”, причем она бесплатная для больных и, замечу, для врачей тоже, они работают на голом энтузиазме. Это инициатива врачебной Ассоциации ревматологов России. Думаю, что мы докажем на собственном примере, что такие Школы хорошо работают.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector